Толстой и реклама

На начало 20-го века пришлось столько открытий и изобретений, что человечество перестало удивляться чему-либо. Казалось, пройдёт ещё немного времени, и среднестатистический господин будет летать на службу в дирижабле, а его супруга получать продукты для кухни по пневмопочте. Подписчики «Нивы» в каждом новом номере читали о паровых турбинах, о сконструированном бензиновом двигателе, о появлении электрокардиографа, о пугающих рентгеновских лучах смерти и многом другом.
Белозубые коммивояжёры выкладывали перед потрясёнными домохозяйками застёжки-молнии, мерцающие бусы из искусственного жемчуга, безотказные лезвия «Gillette», пузатые термосы и шариковые ручки. Технический прогресс мчался вскачь, требуя денег и увеличения продаж. Газетные полосы заполнила реклама стиральных машин и граммофонов, вытеснив унылые объявления о продаже сбруи или частных уроках каллиграфии. Однако одно дело, просто расхваливать какие-нибудь самоподогревающиеся консервы, но совсем по-другому выглядит статья с фотографией, скажем, оперной дивы г-жи N с полной корзиной этих банок. Сколько конторских бросится покупать скрепки, узнав, что сам Савва Тимофеевич Морозов пользует их в делопроизводстве! Охота на знаменитостей началась.
Не обошли стороной рекламодатели и Ясную Поляну. По несколько раз на дню к воротам усадьбы подкатывали на пролётках (а, то и в автомобилях) разбитные молодчики с коробками зажигалок, сокодавилками или автоматическими пистолетами. Длинноволосые фотографы устанавливали штативы и вся компания, болтая и посмеиваясь, ждала выхода графа, которому тут же, на пороге, предлагали закурить, надавить сока или пострелять. Первое время Лев Николаевич, не желая никого обидеть, охотно фотографировался и позировал. Но, со временем узнав, что стоит за этими визитами, велел гнать непрошеных гостей прочь.
Софья Андреевна же, отнеслась к нашествию нахальных посетителей более рационально. Выйдя к ним, и кратко поговорив с каждым, графиня разрешала одному-двум пройти в дом.
— Лёвушка, — строго говорила она супругу, зайдя в кабинет, — подержи-ка вот эту бутылочку с мазью от клопов.
— Что такое? – удивлялся Толстой.
— Просто подержи, — вкладывала Софья Андреевна ему в руку склянку. – И замри, пусть господин сделает фотографический снимок.
Затем провожала гостя до дверей и, украдкой приняв конверт, тотчас прятала в карман.

*empocher (фр.) — класть в карман. Отсюда в русском языке появился (сейчас он забыт) чудесный глагол «ампошировать».
– Позвольте, сударь, мне ампошировать эти два с полтиной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*