Лапти

Лев Николаевич проснулся поздно, когда солнце было уже высоко. Скоро одевшись, граф заглянул в столовую, где наспех выпил оставленную для него кружку молока.
— Благодать, — с удовольствием выдохнул он. Подхватив стоящие в углу сапоги, вышел на крыльцо и там, ослеплённый горячим летним утром, на мгновение замер.
— Благодать, — повторил Толстой, присаживаясь на прохладный мрамор ступеней. Читать далее Лапти

Март. Утро

Утро выдалось солнечным, но холодным. Колючий мартовский ветер трепал сухие кустики полыни, лез под короткий кавалерийский полушубок. Лев Николаевич, натянув потуже отороченный мехом картуз, скоро забрался в седло и ожесточённо потёр немедленно замёрзшие пальцы. Читать далее Март. Утро

Золотая рыбка

На берегу реки Старик разделся. Снял тяжёлое рыбацкое кимоно с вышитым карпом на спине. Сбросил знававший лучшие дни дзюбан и, оставшись в одних хакама, с хрустом повёл плечами. Клонящееся к закату солнце заливало тяжёлой медно-золотой краской поникшую августовскую траву. Сонная стрекоза, лениво балансируя слюдяными крыльями, плыла по течению на жёлтом стебле тростника.
— Осень спускается с гор
Роняя в воду листву
Скоро придут дожди
, — продекламировал Старик и недовольно поморщился. Несмотря на ежедневные упражнения, искусство сложения хокку никак не давалось.
Он присел на охапку свежескошенного лотоса и разложил на столике из резного тиса рыбацкие приманки. Перебрав несколько штук, Старик остановил выбор на шёлковом шершне с головой дракона Ямата-но ороти. Читать далее Золотая рыбка

Привидения Москвы

Кречетниковский беглец
Пречистенская графиня
Роза-пионерка
Кузьма Егорович городовой
Знаменские куклы
Пятницкий чёрт
Никольский оборотень
Мотоциклист
Жёлуди
Сирень
Красный платок
Таганские пожарные

Породы собак

Породы собак
Полный список собранных здесь творений. «Рассказами» их назвать было бы слишком смело. Скорее всего — некий сборник анекдотов. Или баек?.. Сам для себя я их называю «собачками». Собачки в кавычках.
Список этот то увеличивается, то сжимается. Случается, что текст переделывается полностью или меняется финал. Иногда «собачки» добавляются, а, бывает, и исчезают. Всё, как в настоящем питомнике.

Овернский бракк
Голубой лейси
Итальянская гончая
Португальский Поденгу
Тенессийский тигровый кунхаунд
Смоландская гончая
Балканская гончая
Дункер
Золотистый ретривер
Словацкий Чувач
Кромфорлендер
Арлекин-пинчер
Хальденстёваре
Американский голый терьер
Хигенхунд
Чихуахуа
Лёрчер
Теломиан
Манчестерский терьер
Бедлингтон-терьер
Паттердейл-терьер
Мягкошерстный пшеничный терьер
Артезиано-нормандский бассет
Английский кунхаунд
Словацкая гончая
Эллинская гончая (Греческая заячья гончая)
Истрийская гончая
Бразильская гончая
Большая древесная гончая
Голландский Тульпхонд
Ка де бо
Баньяра-грейхаунд
Мопс (1)
Мопс (2)
Эстонская гончая
Штейнбракк
Гончая Стефена
Аиди
Шведская серая собака
Камчатская ездовая лайка
Посавская гончая
Голубой гасконский гриффон
Перуанская орхидея инков
Трансильванская гончая
Джиндо
Штирский брудастый бракк
Схапендус
Кинг-чарльз-спаниель
Слюги
Мареммо-абруццкая овчарка
Восточно-европейская овчарка
Испанский пойнтер (Бургосская легавая)
Спаниель пон-одемер
Динго
Каролинская собака
Португальская овчарка
Финская гончая
Греческий грейхаунд
Горная собака Бали
Герта пойнтер
Чешский терьер
Вест-хайленд-уайт-терьер
Рыжий бретонский грифон
Итальянский шпиц
Брохольмер
Мексиканская голая собака
Австралийский шелковистый терьер (силки-терьер)
Котон де тулеар
Норвич-терьер
Глен-оф-имаал-терьер
Емтхунд
Левеск
Гончая Шиллера
Испанские гончие
Аффенпинчер
Керн-терьер
Фокстерьер
Эрдельтерьер
Югославская горная гончая
Древесная гончая Уолкера
Силихем-терьер
Стаффордширский бультерьер
Брюссельский гриффон
Болонез
Афганская борзая
Ирландский волкодав
Английский фоксхаунд
Пекинес
Папийон
Большая голубая гасконская гончая
Юрские гончие
Лёвхен
Скотч-терьер
Фарфоровая гончая
Нивернейский грифон
Ганноверская гончая
Французские гончие
Бассенджи
Бигль харьер
Бийи
Англо-французские гончие
Гаванез (гаванская болонка)
Йоркширский терьер
Бигль
Уиппет
Ирландский терьер
Такса
Американский фоксхаунд
Карельская медвежья собака
Армант (египетская овчарка)
Бладхаунд
Итальянский бракк
Барбет (Барбе)
Немецкая легавая
Стабихун
Большой и малый мюнстерлендеры
Оттерхаунд
Бретонский спаниель
Немецкий перепелиный спаниель (вахтельхунд)
Доберман
Португальский Бракк
Бурбонский бракк
Ирландский красно-пегий сеттер
Ирландский сеттер
Пойнтер
Французский бракк
Ирландский водный спаниель
Английский кокер-спаниель
Кламбер-спаниель
Бойкин спаниель (Американский водный спаниель)
Американский кокер-спаниель
Новошотландский ретривер
Курчавошерстный ретривер
Лабрадор ретривер
Чесапик-бей-ретривер
Гималайская овчарка
Кавказская овчарка
Бельгийская овчарка
Румынская овчарка
Анатолийский карабаш
Бриар
Пиренейская овчарка
Вельш-корги-кардиган
Вельш-корги-пемброк
Гладкошерстный колли (Длинношерстный колли)
Бордер-колли
Норвежский бухунд
Сенбернар
Большой швейцарский зенненхунд
Большой швейцарский зенненхунд (Гроссер)
Ховаварт
Арденнский Бувье
Лопарская Оленегонная Лайка (Лапинпорокойра)
Ландсир
Самоедская собака
Аляскинский маламут
Сибирский Хаски
Гренландская собака (Гренландсхунд)
Бернский зенненхунд
Пиренейская горная собака
Японский Акита
Лапландский шпиц
Португальская водяная собака
Леонбергер
Венгерский кувас
Евразиер (Евразийский шпиц)
Комондор
Бразильский фила
Немецкий дог
Муди
Бульмастиф
Мастино наполетано
Пиренейский мастиф
Бельгийский мастиф
Мастиф
Миниатюрный пудель
Большой пудель
Тибетский терьер
Тибетский спаниель
Шар-пей
Чау-чау
Сиба ину
Японский шпиц
Кеесхонд (Вольф-Шпиц)
Немецкий шпиц
Цвергшнауцер
Ризеншнауцер
Шнауцер
Французский бульдог
Финский шпиц
Шипперке
Далматин
Бульдог
Бостон терьер

Злая еда

Решили как-то раз муж с женой жареного мяса поесть. Пошли в ресторан, заказали свинину. Официант блюдо принёс, куверты разложил. Тут супруга замечает, что повар мясо морковкой в виде звёздочек украсил.
— Давай, — говорит мужу, — уйдём отсюда. Тревожат мне эти звёзды-пентаграммы.
— Да ты в своём уме? – спрашивает муж.
Берёт вилку, накалывает морковку и в рот отправляет.
— Ешь один, — упрямится супруга. – Я же к печати Бафометовой не притронусь.
— Ох и дура, — посмеивается тот. – Глядите на неё, моркови испугалась!
Режет ножом свинину и ест. Режет, ест и приговаривает, — Дура. Ох и дура.
— Прекрати, — сердится жена.
А муж заладил, мол, «дура, да дура». Отправит в рот кусок свинины, морковкой закусит и опять за своё, — Ох, и дура же ты!
Не выдержала жена, схватила со стола стальную вилку и мужу прямо в темя и вбила. Тот сразу головой сник, на стуле обмяк. Супругу же, видя такое дело, официанты полотенцами связали и в полицию свели. Читать далее Злая еда

Алёша Попович и Змей

Охотясь на кроликов, Алёша случайно подстрелил тушканчика. Тот на мгновение вынырнул из метёлок ковыля и тотчас покатился пронзённый стрелой.
— Вот незадача, — расстроился охотник.
Примета была плохой и он возвращался домой с тяжёлым сердцем.
— Сколько можно этих кролей есть? – рассуждал вслух Алёша. – Купить бы пшена, гречки, муки. Яблок. Мёда. Да, только до ярмарки шесть дней в один конец скакать, да ещё и обратно.
Добравшись до лагеря, он заметил воз, стоящий у шатров. Не спешиваясь, приподнял луком наброшенную сверху дерюжку и счастливо рассмеялся, увидев мешки с мукой, корзины с репой, бочонки и фляги.
— Не поедешь ты с одной рукой, – донёсся до него голос Муромца.
Добрыня, боявшийся змей, вкопал в землю два столба, повесил гамак и спал в нём. На днях, неудачно повернувшись, он выпал и повредил плечо.
— Мне на него две и не надобны, — отвечал Добрыня.
— Сам поеду, — гудел Илья.
— А, коли басурманы налетят? Наши косточки хоронить вернёшься?
Алёша спешился. Подошёл к богатырям.
— Да встречал я его, — горячился Добрыня. – Год назад проезжал мимо болот. Шуганул аспида, а догнать поленился. Мелкий он, Илюшенька, в два счёта справлюсь.
— Откуда дары? – весело показал на воз Алёша. – Поди, из града Киева за верную службу?
— Княжич привёз, — кивнул на шатёр Добрыня.
Из-под полога торчали чьи-то ноги в пыльных сапогах.
— Умаялся в пути, — пожал плечами Илья. – И, не дары это. За них службу сослужить надобно.
— За такое богатство я и к чёрту в пекло спущусь, — рассмеялся Алёша.
Добрыня вопросительно посмотрел на Муромца.
— Его не пущу! — рявкнул тот.
— Что стряслось-то, Илья Иванович?
Муромец нахмурился, сердито посмотрел на сапоги гостя.
— Завёлся в наших краях Змей. Свил гнездо на болотах. Жил, никого не трогал. Да, и пёс бы с ним! Но, вот беда, пристрастился у мужиков скот таскать. Мужики к князю. А тот, как положено, старшего сына на Змея отправил. Ну, а княжич, не будь дураком, прямиком к нам. Мол, добудете для меня голову гада, получите подарочки.
Алёша растерялся. Илье такой подвиг – один раз мечом махнуть. Но, тогда они с Добрыней на границе вдвоём останутся. А тут, что ни день, то стычка. Раненого на бой посылать тоже не дело.
— Змей, так Змей, — делано безразлично улыбнулся Алёша.
От мысли, что придётся идти одному на болота к неведомому Змею, холодила сердце.
— Вот, храбрец! — весело заорал Добрыня. – Сядем ужинать, я тебе про гада всё обскажу.

На ужин Илья велел припасы княжича не трогать.
— Я ещё не решил, — пояснил он помрачневшему Добрыне.
Утром, так ничего не придумав, собрали в дорогу Алёшу. Княжич, щуплый, с редкой белёсой бородкой, безразлично поглядывал издали. Поняв, что Попович здесь младший, даже не подошёл кивнул.
— Ты, молодец, — Муромец подошёл к княжичу, — нашего богатыря во всём слушай. Проводишь его до болот, следом не суйся.
Тот промолчал, скривившись на «молодца», но перечить не стал.
— Помощник он тебе никудышный, — шепнул на ухо Добрыня. – Исполнишь дело, сразу прощайся с ним.
Присели на дорожку. Помолчали. Илья встал первым, обнял Алёшу. Добрыня подвёл коня, придержал, помогая сесть в седло.
— На четвёртый день не вернёшься, — Муромец говорил сердито, будто злясь на себя, — приеду искать.
Тронули коней. Княжич сразу ускакал вперёд, избегая разговоров.
— Чёрт с тобой, — решил Алёша. Стал вспоминать советы Добрыни, как одолеть Змея.
— Саблей аспида не взять, — загибая пальцы, учил тот. – Тут или меч, как у Ильи нужен, или топор потяжелей. Тебе с таким оружием не совладать. Будешь из лука бить. Потому, с коня сразу слезай. Целься в глаз. Он у гада мелкий, да ты, верю, попасть сможешь. Коли прихватит тебя зубами, лук бросай и саблей опять же в глаз коли. Хорошо бы на дерево влезть, да их там не будет. Ночью на болото не суйся, утра дождись. Ну, а почувствуешь, что пропадаешь – беги. Ничего тут постыдного нет.


Начало припекать. Тени, отбрасываемые всадниками стали короче. Загудели оводы. Алёша пришпорил коня, догнал княжича.
— Эй, — окликнул его, — привал делать будем. Пусть лошадки передохнут.
Остановились. Спешились. Княжич, молча, сел на траву.
— Думаешь, мне не совестно? – спросил, глядя снизу вверх.
Алёша растерялся. Он был уверен, что так и не услышит голоса спутника.
— Чего ж стыдного? Провиант привёз. Нам на полгода хватит.
Княжич побагровел и отвернулся.
— Ты, поди, годков на десять моложе будешь, — продолжил он. – И статью не вышел, и родом. Ан, не трусишь Змея добывать.
— Так я из лука стрелять горазд, — словно оправдываясь, ответил Алёша.
— Голова-то, одна, — невесело улыбнулся княжич.
— А, я бы и от второй не отказался, — хохотнул Попович.
Оба рассмеялись. Алёше сразу сделалось легко на душе. И уже не так страшно.


Княжича звали Игорем. Весь остаток дня они беседовали. Точнее, говорил княжич, а Алёша слушал. Соколиные охоты, пиры на сотни человек, заморские купцы на ладьях, свитки с древними сказаниями – всё это казалось невероятным. Только устраиваясь на ночлег, Алёша вспомнил о Змее.
— Я думаю, — зевая, проговорил он, — хорошо, что аспид объявился. Иначе б, мы знакомство не свели. Не встретились бы никогда.
Игорь помрачнел и ничего не ответил. Алёша понял, что сказал что-то не то. Хотел исправиться, но не нашёл слов. Так и уснул.
Наутро о Змее не вспоминали. Проснулись засветло, на скорую руку позавтракали и отправились в путь. К полудню выехали на дорогу.
— К вечеру будем, — как-то слишком беззаботно сказал Игорь.
— Добрыня наказывал утра дождаться, — вспомнил Алёша. – Лагерь надо будет за версту от болота разбить.
Княжич пожал плечами, кивнул и, пришпорив коня, поскакал быстрее.


Стали попадаться перелески. Один раз переехали мелкую речушку. Впереди появилась тёмная полоса леса. Потянуло сыростью.
— Там, — указал плетью Игорь.
— Спешиваемся, — решил Алёша.
Теперь он становился старшим. Сам натаскал сучьев для костра, приготовил ужин. Расседлал коня. Постелил плащ, разложил на нём стрелы и внимательно осмотрел каждую. Снял тетиву с лука, заменил на новую. Попробовал ногтем саблю, но та, наточенная Добрыней и так была острее бритвы. Больше делать было нечего.
— На рассвете пойду, — сказал, вроде, как сам себе.
— Боязно? – княжич внимательно смотрел на Алёшу поверх пламени костра.
— Завтра бояться буду. Ты же, если к полудню не вернусь, на границу возвращайся.
— Утро вечера мудренее, — Игорь скинул сапоги и завернулся в одеяло.


Ночью Алёше приснился Змей. Он был крохотным и многоногим, наподобие гусеницы. Стоило прицелиться, как Змей прятался в траве. Алёша извёлся, разыскивая его. Вдруг аспид выполз на кочку и принялся раздуваться, становясь всё больше и больше. Открыл пасть и заревел. Затем ещё и ещё.
Алёша проснулся. Светало. Угли костра, подёрнувшись пеплом, дотлевали. Игоря нигде не было. Внезапно, со стороны леса послышался полный муки и боли рёв.
— Княжич! – закричал Алёша и, подхватив с земли лук и стрелы, прыгнул на мокрую от росы спину коня. Седло, щит с саблей так и остались лежать на земле. Жеребец, мотнув головой, тяжело поскакал вперёд. Пока приладил за спину колчан, уже ворвались в лес. Ветви захлестали по лицу. Под копытами зачавкало, деревья сменились кустарником и поверх него Алёша увидел Змея. Ростом он был немного выше всадника, с огромным кожистым хвостом и мощными задними лапами. Передние, худые и жилистые, аспид прижимал к бледно-жёлтой груди. Одна лапа, наполовину перерубленная, безжизненно болталась. Голова, с крохотными глазками, ходила вперёд-назад на длинной шее. Жеребец вынес богатыря к воде и замер. Теперь Алёша заметил Игоря, стоящего на островке с мечом в вытянутых руках. Рядом валялся конь с распоротым брюхом. Змей, чуть приседая, подбирался к княжичу, угрожая длинными жёлтыми зубами. Игорь, выставив вперёд меч, кружил, стараясь не отступить с островка. Алёша хотел было крикнуть, что он рядом, но не было времени. Стиснув левыми руками лук, выпустил подряд четыре стрелы. Три из них отскочили от морды Змея. Последняя чуть зацепила остриём глаз. Из-под века потекла чёрная кровь со слизью. Зверь заревел и повернул голову к всаднику. В этот миг Игорь бросился вперёд и со всей силы, наотмашь рубанул мечом грудь Змея. Тот заревел, но, даже не пошатнулся. Извернувшись, ударил княжича хвостом, сбросив в воду. И пошёл на Алёшу. Конь заплясал, пытаясь сбросить седока, и две первые стрелы просвистели мимо. Не отводя взгляда от чудовища, Попович соскользнул с жеребца, прицелился и выстрелил в окровавленную пасть. Стрела, пробив губу, наполовину застряла в ней. Змей, роняя слюну, мотнул башкой и замер, уставившись на врага уцелевшим глазом. В этот миг, Алёша, натягивая тетиву, понял, что не промахнётся. Стрела вонзилась в зрачок и ушла по самое оперение. Чудовище содрогнулось и, словно подрубленное, рухнуло в грязь. Алёша опустил лук, сделал шаг вперёд и только тут заметил, что стоит без сапог. На босую ногу прыгнул крошечный лягушонок. Попович стряхнул его и пошёл к островку, на который выбирался перемазанный илом княжич.

Солдатская сказка

Фельдфебель и фершал.
Служил в полку фельдфебель. И, надо сказать, не просто присягу исполнял, а каждой жилкой своей в службу пророс. Хороший фельдфебель, что комар – пока кровушки солдатской не попьёт, спать не ляжет. Нашему же, точно слепню ещё укусить побольнее требовалось. Так, что б солдатику потом дня два кряхтеть-почёсываться. Изо дня в день провинившиеся вокруг казарм лягушкой скачут. Фельдфебель же, хорём февральским меж наказанных вьётся, псом амбарным зубы скалит.
— Веселей прыгай! – покрикивает. – Службу справлять, не сало жрать.

Фельдфебель
Фельдфебель

Читать далее Солдатская сказка

Плотогон Прохор Картузов (часть первая)

Прохор Картузов
Прохор Картузов

Память людская, не будучи подкреплённая некими опорами, скоротечна и существует, дай Бог, сотню лет. Кто из нас помнил бы сейчас имя славного инока Александра Пересвета, не увековечь его поединок на Куликовом поле художник М. И. Авилов? Кануло бы в Лету «Хождение за три моря» тверского купца Никитина без доброго пива «Афанасий» в пластиковой бутылке. Стёрлась бы из памяти фамилия миллионщика Елисеева, без здания на улице Тверской, возведённого гениальным Матвеем Казаковым. Великому человеку, дабы деяния его сохранились, необходим достойный творец, способный создать своего рода материальную веху, которая не один век будет торчать из болота народной памяти, указывая путь настоящему патриоту и не давая оступиться…
Читать далее Плотогон Прохор Картузов (часть первая)

Плотогон Прохор Картузов (часть вторая)

Прохор Картузов
Прохор Картузов

Волжские невесты
Деревня в которой родился Прохор, славилась крепкими лесорубами и бесстрашными плотогонами. Первые, невзирая на лютую волжскую стужу, всю зиму рубили звенящие от мороза стволы сосен. Вторые, стоя по колено в ледяной воде, правили через водопады плоты в купеческий город Нижний. Но, главным богатством этих краёв издревле считались знаменитые невесты из плотогонских семей. Невысокие, крепко сбитые, уверенно стоящие на сильных ногах, они пользовались столь большим спросом, что уже к десяти-одиннадцати годам все девки поголовно бывали сосватаны. А, так как брали их в зажиточные купеческие семьи, то о приданом родители могли не беспокоиться. Девицы же, зная, что в будущем их ждёт городская жизнь, где не придётся ходить за скотиной или копаться в огороде, росли в своё удовольствие. Целыми днями плескались в реке или, оседлав бревно, с визгом проносились через волжские пороги. Только одно интересовало сватов, что бы невеста была здорова.
Читать далее Плотогон Прохор Картузов (часть вторая)