Ландсир

Сэр Эдвин Ландсир (1802-1873), придворный художник-анималист, обласканный королевой Викторией, сказал однажды: «Если бы люди знали о живописи столько, сколько знаю я, они бы не покупали моих картин». Правда, неизвестно кому это он сказал. Уж, наверное, не королеве и не своим покупателям! Скорее всего, на склоне лет пописывал мемуары с пометкой «Опубликовать только после моей смерти». Хотя, судя по истории, которую я хочу Вам предложить, человек он был неординарный.
Итак. Вызывает как-то раз Сэра Эдвина королева Виктория, показывает картину и говорит, – Король Италии прислал в подарок мой портрет. Мило, но кажется, чего-то на полотне не хватает. Как считаешь?
Что может посоветовать анималист? Конечно же, сэр Эдвин принимается, расхаживать у холста, щуриться и, в конце концов, изрекает, – Я бы посадил у Ваших ног грозного, но покорного пса.
— Вот и мне так показалось, — соглашается королева. – Может быть ньюфаундленда?
— Прекрасная мысль, Ваше Величество, — всплёскивает руками художник. – Прикажете дописать?
— Загляните на псарню, друг мой, подберите подходящую собачку и приступайте.
Разумеется, как и всякому уважающему себя мэтру, сэру Ландсиру даже в голову не пришло идти к псарям и, среди зловония, блох и лая, писать эскизы. Погрузив полотно в карету, анималист отправился к себе в мастерскую и, в течение нескольких часов, не особенно вдаваясь в тонкости породы и расцветку, изобразил у ног Виктории крупного чёрно-белого пса. А, так как, художником он был первостатейным, то и собака вышла на удивление. Мощь, грация, ум и преданность, всё это было сложено у ног королевы. Осталось выждать десяток дней, и везти работу ко дворцу.
— Интересная порода. Кто это? – удивилась королева.
— Ньюфаундленд, — чинно поклонился сэр Ландсир.
— О? Да были ли Вы на псарне, друг мой? – рассмеялась Виктория. — Ньюфаундленды выглядят несколько иначе.
Тут, каждый художник, горячо заговорил бы, что он «так видит», что «преломление солнечных лучей», что «путь творчества» и так далее… Но, нет! Сэр Эдвин Ландсир склоняет седую голову и с улыбкой говорит, что просто поленился и умоляет не гневаться. Каков человек!
Разумеется, королева, на то она и королева, смеётся, вызывает придворного псаря и приказывает немедленно приступить к выводу сего милого создания, изображённого на полотне. И интересуется у художника, не будет ли тот возражать, если новая порода будет носить его имя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*