Гималайская овчарка

Получив в 1904 году Нобелевскую премию «За исследование функций главных пищеварительных желез», Иван Петрович Павлов решил прервать работу и немного отдохнуть.
— Съезжу на месяц-другой в Гималаи, — сказал он жене. – Деньги теперь есть, а я, кажется, уже сто лет не отдыхал. Покатаюсь на лыжах, поохочусь.
— Будь осторожнее, — вздохнула супруга. — Возьми в чулане палатку, сапоги, примус. Путь неблизкий.
— Вот, — потряс Иван Петрович, звякнувшим саквояжем, — багаж русского натуралиста. Спирт и скальпель.
Сказано-сделано и уже через месяц великий физиолог, сопровождаемый носильщиками-шерпами, наслаждался красотами Тибета. Собирал растения для гербария, пил молоко яков, охотился на горных козлов, вёл долгие беседы с местными монахами. И вот однажды, в горах, нос к носу столкнулся с Гималайской Овчаркой. Овчарка сидела попой на льду в позе лотоса.
— Глаза закрыты, дыхание практически отсутствует, улыбается, — немедленно записал в дневник Павлов. — Предполагаю, что медитирует.
Он вежливо покашлял, привлекая внимание.
Овчарка даже ухом не повела.
— Ушла в себя – прошептал физиолог, осторожно доставая из саквояжа банку с хлороформом.
Он бесшумно, стараясь не поскользнуться на леднике, обошёл собаку сзади и легонько присвистнул.
Та сидела не шелохнувшись.
— Великолепный экземпляр, — Павлов крадучись приближался к Овчарке.
— Ай, нехорошо!
Голос, внезапно раздавшийся за спиной, так напугал Павлова, что он невольно взвизгнул. Обернувшись, физиолог увидел двух мрачно глядящих на него тибетских монахов.
— Собаку брать нельзя, — объяснили они нобелевскому лауреату.
— Я только поиграть, — испуганно ляпнул Павлов.
— Будда увидит, рассердится, — насупились монахи.
Искушённый в переговорах с местным населением, физиолог расплылся в улыбке.
— А, как сделать, что бы он не увидел? – дружески подмигнул Павлов. – Могу я что-нибудь пожертвовать великому Будде?
Сунув руку в карман пальто, он извлёк серебряный портсигар. Затем, помедлив мгновение, присовокупил к нему новенькие часы и цепочку.
Монахи, ни слова не говоря, забрали подношение, запихали Овчарку в мешок и, вручив его физиологу, скрылись…
Прижимая добычу к груди, Павлов поспешил в лагерь. Там, извлечённая наружу Овчарка оказалась искусно изготовленным чучелом.

Гималайская овчарка
Гималайская овчарка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*