Гренландская собака (Гренландсхунд)

Первый гренландсхунд появился в России, а точнее, в Советском Союзе довольно необычным образом…
Шёл 1979 год. Холодная война была в разгаре. На южных границах страны советские солдаты выполняли свой интернациональный долг в горном Афганистане, Москва готовилась к Олимпиаде, на севере атомные субмарины оберегали покой строителей коммунизма. Огромные, чёрные, покрытые звуконепроницаемой резиной, подводные лодки уходили на боевое дежурство в глубины Ледовитого океана и там, в мрачной глубине прислушивались, ждали команд с материка. Субмарины поменьше, сновали на малой глубине, разыскивая вражеские лодки, проверяя, работают ли, скрытые в толще вод, приборы тайного слежения, перевозили группы диверсантов и разведчиков.
Подводная лодка «Спартак» под командованием капитана третьего ранга Сергея Макаровича Бойко была приписана к порту Западного Шпицбергена и специализировалась на наблюдении за американскими военными базами, находящимися в Гренландии. Невысокий, коренастый Сергей Макарович, уроженец Мурманска, по праву считался знатоком Гренландского моря со всеми его бухтами, банками и фьордами. Наверное, поэтому выбор пал на него и лодку «Спартак»…
Однажды бравого капитана вызвали в штаб, и сообщили, что сегодня ночью его субмарина отправляется к берегам Гренландии. На «Спартак», помимо экипажа, грузится команда боевых пловцов, имеющих целью скрытно высадиться на берег, произвести разведку и вернуться на борт. После этого задание считается выполненным, а сам тов. Бойко предоставляется к внеочередному отпуску. Неофициальным путём Сергей Макарович узнал, что его «ходка» для боевых пловцов будет тренировочной, и имеет цель «закрепления диверсионно-разведывательных навыков в условиях, максимально приближенных к боевым». Группа высаживается на берег, находится там несколько часов, после чего, захватив что-нибудь в подтверждение успешного десантирования, возвращается на субмарину. Тут же нашего капитана познакомили и с диверсантами, тройкой молодцов в форме морских курсантов…
Начало операции прошло без сучка, без задоринки. Всплыли в тумане, метров за 500 от берега. Одетые в чёрные гидрокостюмы, боевые пловцы белозубо улыбнулись, сели в надувную лодку и, бесшумно работая вёслами, растворились в ночном сумраке. Потянулись часы ожидания. И вот, перед самым рассветом, из тьмы показалась тушка лодки с тремя гребцами. Пришвартовавшись к субмарине, диверсанты втащили на неё какой-то тяжеленный, завёрнутый в брезент предмет и второй свёрток поменьше. Погрузившись, задраили люк и отрапортовали капитану, что задание выполнено и можно смело отправляться к берегам Родины. В этот момент брезент замычал, зашевелился и к ужасу Сергея Макаровича, явил из себя здоровенного мужика с ярко-рыжей бородой и подбитым глазом.
— Доказательство, что были на берегу, — захохотали диверсанты. – Тяжеленный мужик, еле дотащили.
Капитан вытаращил глаза на второй свёрток.
— Ребёнок? – просипел он, понимая, что эта «ходка» кончится, если не трибуналом, то разжалованием.
— Да нет, — опять загоготали молодцы, — собака его. Лохматая такая.
— Погружение! Врача! Спирт! — страшно закричал Сергей Макарович. И, уже к пловцам, – А вы, недоумки, пулей в кубрик и что бы носа оттуда не высовывать.
Весь день, пока лодка лежала на грунте, капитан разводил спирт и выпивал с рыжебородым. К сумеркам, тот в последний раз назвал Сергея Макаровича «Рус бразер» и забылся тяжёлым сном. Теперь уже троица из экипажа «Спартака» погрузила иностранного гостя на надувную лодку, вложила ему в руки полканистры спирта и, таясь, отвезла на берег.
Боевые пловцы вернулись с задания с неопровержимым доказательством – заграничным псом, Сергей Макарович получил месяц отпуска и путёвку в Пицунду, а рыжий гренландец полканистры спирта и смутные воспоминания о гостеприимных иностранных моряках, которым он, кажется, отдал свою собаку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*