Бульмастиф

Ничто так не способствует популяризации любого открытия, как хорошо и вовремя поданная легенда.
Взять, к примеру, Архимеда и задачу с короной царя Гиерона. Явись великий грек ко двору с охапкой исписанных пергаментов, никто бы и не понял, что стал свидетелем великого открытия. Слушать бы не стали тарабарщину о плотности жидкости, выталкивающей силе, объёме тела. Похлопали бы по плечу, выплатили гонорар и посоветовали выпустить монографию. И всё! Совсем другое дело, когда нагой и мокрый учёный пронёсся по улицам Сиракуз. С растрёпанной шевелюры летели хлопья пены, алмазами сверкали капли воды на покатых плечах, мелькали желтоватые пятки. И прогремев по черепичным крышам домов, рвался к бездонному небу Греции крик «Эврика!». Мимо такого не пройдёшь, и уже к вечеру весь город поднимал кубки с марсалой за основной закон гидростатики.
— Так, как ты говоришь? — обнимал Архимеда хмельной тиран Гиерон. — Вытесняет объем жидкости, равный объему погруженной в жидкость части тела? Гениально!
Подобных примеров великое множество. Вспомните то же «ньютоново яблоко» или психоделические сны Менделева.
Не устояли перед соблазном и заводчики Бульмастифов, придумав свою, незатейливую историйку. Якобы, некий английский фермер однажды набрёл в лесу на двух щенков неизвестной породы. Подивившись их необычному виду и мощному телосложению, он забрал пёсиков домой и вскоре те выросли в могучих и красивых собак.
Вот, собственно, и всё.
Жаль, что заводчики бульмастифов не обратились ко мне, уж я бы им сочинил!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*