avv

Чихуахуа

Пётр Петрович Сытов, в прошлом полицейский чиновник, а ныне управляющий Мексиканским филиалом Российско-Американской Торговой Компании, проснулся, по обыкновению рано. Распахнув окно, он впустил в комнату свежий морской воздух. Запахло гниющими водорослями и влажной листвой.
— Работать и работать, — подбадривал себя Пётр Петрович, делая гимнастические упражнения на крохотном балкончике. Затем он умылся, надел халат и сел пить утренний кофе, принесённый служанкой из местных.
К обеду он успел прочитать всю корреспонденцию, набросать основные пункты месячного отчёта, проверить счета филиала и выпить два графина воды.
— Закажу на обед рыбки, — подумал он, блаженно потягиваясь и зажигая первую на сегодня сигару, – и сосну часика три, а то и четыре.
Увы, мечтам его не суждено было сбыться. Аркадий, длинноволосый юноша, с облупленным от солнца носом, буквально ворвался в кабинет, смахнув полой сюртука несколько бумаг со стола.
— Знаю, что помешал, Пётр Петрович! Но, не велите казнить! – Аркадий счастливо рассмеялся. – Смотрите, что я нашёл!
Молодой человек уже месяц, как прибыл из Петербурга, где учился в университете. Отец его, один из владельцев Компании, просил Петра Петровича оказать сыну всевозможное содействие в его путешествии и, по возможности, опекать. Аркадий день и ночь бродил по Веракрузу и окрестностям, собирая гербарий, делая наброски в альбоме и покупая всевозможные местные поделки в лавчонках. Сейчас на руках у него забавно вертел острой мордочкой опрятный щеночек Чихуахуа.
— Хороший пёсик, Аркаша, — Пётр Петрович почесал Чихуахуа спинку. – Матушке в подарок?
— Матушке?! – Юноша счастливо рассмеялся. – Матушке Университету! Учёному Совету, дорогой вы мой! – Аркадий одной рукой налил из графина воды и залпом выпил. – Это сенсация. Да не сенсация даже, а открытие. Настоящее открытие, которое перевернёт… Не знаю что, всё перевернёт!
И Аркадий, не спуская с рук собаку, сбивчиво пересказал, как сегодня утром он встретил на местном рынке настоящего жреца из племени ацтеков. Тот продавал какие-то амулеты и снадобья. Аркадий пытался узнать их предназначения, но индеец, увы, ни слова не понимал по-испански. И вот тогда-то, жрец достал из корзины щенка, возложил на него руки и предложил юному исследователю сделать то же самое.
— И как только я коснулся собаки, клянусь, я начал понимать его! Он, говорил со мной по-русски! Верите, Пётр Петрович? Плохо, с акцентом, но я понимал каждое его слово. Он рассказал о своём народе, о богах, о великих воинах и битвах… Если бы я мог записывать, но мои руки должны были находиться на спине этого пёсика. Нет, не пёсика, а Артефакта! Вы понимаете, что произошло?
— Понимаю, Аркаша, — Пётр Петрович устало вздохнул и надел соломенную шляпу. – Много денег отдал?
— Господи, да причём тут деньги? – порозовел Аркадий.
— Пойдём, поговорим с твоим ацтеком, — управляющий убрал со стола бумаги и вышел. Юноша устремился вслед за ним.
Через четверть часа, Пётр Петрович распахнул дверь невзрачной кофейни.
— Сурен, ты здесь? – громко спросил он.
Из задней комнаты немедленно появился невысокий плотный мужчина в широких светлых штанах и жилетке на голое тело.

Чихуахуа
Ацтек Сурен

— Вай, какой гость пришёл, — всплеснул он руками и, согнувшись в полупоклоне, поспешил к управляющему. – Сейчас кофе пить будем, халву, лукум кушать.
— Этот? – Пётр Петрович бесцеремонно ткнул пальцем в грудь гостеприимного хозяина, обращаясь к Аркадию.
Тот пригляделся. Исчезли массивные кольца из ушей, длинные волосы, краска на лице, но оставались выпуклые грустные глаза, массивный нос, чуть вывернутые пухлые губы.
— Как же так? – голос Аркадия дрогнул.
— Сколько он тебе заплатил? – сурово спросил управляющий у лжеацтека.
— Пятьдесят, всего пятьдесят, — заволновался тот.
— Двести, — Аркадий всё не верил своему горю.
— Эй, Пётр-джан, зачем так смотришь? Пятьдесят за собачку получил, а на сто пятьдесят я два часа легенды-истории говорил! Про Давида Сасунского рассказал, о Тигране Великом рассказал, о Багдасаре, — Сурен загибал толстые пальцы. – Скажи ему, Аркадий-джан, разве я лгу?
— Сто верни, хватит с тебя — Пётр Петрович улыбнулся и протянул ладонь…
— Сурен, кстати, — говорил Аркадию управляющий, уже по дороге домой, — раньше тоже в Петербурге учился, а сюда лет пятнадцать назад с греками прибыл. Уж не знаю, что он тебе наплёл, но собачки у него отменные. Думаю, матушке понравится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*