За чечевичную похлёбку

Природа любит поставить человека в тупик. У ювелира рождается гориллоподобный сын с пальцами-сардельками, а у кузнеца – субтильная дочь, смахивающая на мотылька. Так и у библейского патриарха Исаака первенцем оказался заросший шерстью неукротимый Исав, а благочестивый и сообразительный Иаков, выбрался из материнской утробы уже после него.
Едва научившись ходить, старший брат, презрев родные шатры жил в лесах, питаясь мясом убитых им животных. Младший же, блестя умными глазёнками, постигал отцовскую мудрость и добродетель.
— Будь ты, Иаков, чуть пошустрее, — гладил его по льняным волосам Исаак, — родился бы первым. И «служили бы тебе народы и поклонялись бы племена».
Изредка, когда Исав появлялся дома, брат пытался узнать, готов ли тот, после смерти отца, взвалить на себя бремя власти и Божьего благословения. Однако, старший, пахнущий кровью и псиной, только устало отмахивался и заваливался спать, чтобы с первыми лучами солнца вновь исчезнуть.
И вот, как-то раз, сваривший себе чечевичной похлёбки с грудинкой, Иаков нос к носу столкнулся с Исавом. Видимо, в последние дни тот голодал и выглядел удручающе.
— Суп? – жадно потянул носом старший.
— Садись и отведай, — покорно протянул ему миску Иаков. Он с детства побаивался диковатого братца.
Исав с жадностью набросился на похлёбку и в минуту, урча и хлюпая, опустошил миску. Собрал остатки куском лепёшки и сыто рыгнул.
— А знаешь, — Исав наелся, и глаза его посоловели, — иногда дома не так уж и плохо. Вот, что. Первого же кролика, которого подстрелю, принесу тебе. Идёт?
— Отдай мне лучше первородство, — Иаков и сам не верил, что произнёс эти слова.
— Забирай, — благодушно разрешил Исав и, зевнув, спросил. – А на кой чёрт оно тебе?
— Видишь ли, — понимая, что всё происходит как-то неправильно и, наверняка, богопротивно, севшим голосом ответил Иаков, — первородный будет нести Божье Благословение, полученное нашим отцом от его отца.
— Неси, раз хочешь, — сонно кивнул Исав.
— Подожди, — занервничал Иаков. – Ещё мне будет дадена власть над родом и двойная часть отцовских владений. Понимаешь о чём я? Власть и земли!
— Забирай, я же сказал, — Исав, откинул полог шатра и повалился на кровать.
— Клянёшься? – дрожащим голосом спросил Иаков.
— Клянусь, — донеслось из шатра. – Отстань.
Иаков, глядя на вылизанную братом миску, так и простоял всю ночь, пытаясь осознать случившееся.
— Продешевил я с этим первородством, — думал, засыпая Исав. – Надо было ещё вина попросить. Кувшина два…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*