Во все тяжкие (пуститься)

Тяжесть преступления, в буквальном смысле, научились измерять ещё в XVI веке в Запорожской Сечи.
Самыми тяжёлыми проступками, за которыми следовала немедленная казнь, считались: воровство у товарища и утаивание части военной добычи.
Другие дела рассматривал и судил куренной атаман. Наказанию подлежали драки, пьянство во время похода, содомия, дерзость по отношению к начальству и незнание наизусть текста «послания к турецкому султану». В шатре атамана круглый год хранилось три набора гирь — для лёгких, средних и тяжёлых провинностей. Допросив обвиняемого, истца и свидетелей, атаман устанавливал степень вины в гирях. К примеру, драка в шинке считалась лёгким проступком и наказывалась одной маленькой гирей. Две драки – двумя и так далее. Пререкания с начальством приравнивалось к средней гире. Пьянство во время похода тянуло на тяжёлую провинность. Казак, напившийся в кабаке, оскорбивший есаула и уличённый в содомии, получал полный комплект гирь.
К поясу осуждённого привязывалась «степень вины», его сажали в лодку, вывозили на середину Днепра и бросали в воду. Пьяницы, под смех товарищей, легко доплывали до берега и, лицемерно улыбаясь, каялись. Совершившие же тяжкий грех, камнем уходили под воду. Бывало, тонули и за три-четыре средних проступка, а случалось, что какой-нибудь усатый гигант, выбирался из Днепра и с парочкой «тяжких».
— Не приемлет вода, стервеца, — уважительно качал головой куренной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*