Смоландская гончая

Существует такое забавное понятие, как Национальная Идея.
Народ какой-нибудь страны, вдруг решает, что правильно будет жить так-то и так-то.
К примеру, амазоноки. Пришла им в головы идея, что мужчины — зло. Родится мальчик, его тихонечко придушат и спокойно ждут следующего приплода. И, ничего, получалось. Жили, не тужили.
Или спартанцы. Захотелось им, что бы каждый был атлетом-спортсменом-воином. Появился на свет слабеньким или с дефектом – со скалы в море. Зато, остальные, как пасхальные яички, один к одному. И тоже сработало!
Или, вот, шведы. Замыслили стать нацией воинов. Все при топорах, на ладьях, глаза горят, руки делают. Одна проблема, нет-нет, да и уродится кто-нибудь не викингового норова или комплекции. А в Скандинавии, детьми со скалы особенно не побросаешься. Там одного-то, в скалах, снегах и фьордах, зачать-родить-выкормить целая проблема. Но, Национальная Идея тем и хороша, что решается всем миром. Посовещались вожди с друидами, и выделили недомеркам небольшую провинцию Смоланд, что на юге Швеции. Уродцы там и прижились. Нашли руду, поставили кузницы, стали мечи-кольчуги ковать. Одна у них проблема — уж больно заказчики суровые. Скуёт, бывало, смоландец шлем огромному волосатому викингу. А тот ему на голову не лезет, или, наоборот, велик. Ну, понятное дело, мастер пострадает. Поэтому, всё, что в Смоладе не производится – исключительного качества, не придерёшься. Даже пословица у местных умельцев такая есть, типа, «Береги честь Смоланду».
И собаки там все, как на подбор. Уж, если гончая, то не догонишь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*