Шнауцер

Из сборника «Дрезденские городские легенды».
Давным-давно в старом добром городе Дрезден жил портной Эрих Шнауцер. Был приветлив, работал споро, цены держал умеренные, с заказчиками ладил. Одним словом – достойный горожанин, каких вокруг сотни. В то же время, если приглядеться, то странности за портным водились: собаки на него воют, распятие в доме не висит, чеснок на дух не переносит, заказы с серебряным шитьём не берёт, живёт бобылём.
— Кто вы, портной Шнауцер? – спросили однажды Эриха в мэрии.
— Оборотень, — просто ответил тот. И, виновато улыбнувшись, добавил, — Так уж получилось.
— Благодарим за откровенность, — похвалили его. – Идите и спокойно работайте.
А, почему бы и нет? Обернувшись волком, портной вёл себя достойно, не безобразничал. В дома, к спящим не лез и под окнами не выл. Прикончит, бывало, какого-нибудь бродягу или разбойника, так за собой тотчас приберёт, подчистит. Вот и решили в мэрии на это глядеть сквозь пальцы. В конце концов, по ночам добропорядочные граждане должны находиться в своих постелях, а не шататься по тёмным улицам.
Как-то раз, в полнолуние портной Шнауцер, подвывая и клацая зубами, выскользнул из дома на ночную охоту. Сверкали звёзды, морозный воздух наполнял лёгкие, и душа его пела. Не прошло и нескольких минут, как он учуял, догнал и загрыз бродяжку. И тут, из кучи тряпья, что выпала их рук жертвы, раздался писк. Эрих длинным когтем развернул лоскутное одеяльце и увидел плачущую новорожденную малютку. Что было делать? Прячась в тени домов и прижимая к груди шевелящийся свёрток, Шнауцер огромными скачками бросился домой. Так у портного поселилась девочка, которую он назвал Миттель. Миттель Шнауцер.
Эрих с восторгом принял бремя неожиданно свалившегося на него отцовства. Теперь он работал день и ночь, дабы у ребёнка было всё самое лучшее, что можно было получить за деньги. Дом был буквально завален игрушками и сладостями, на подоконниках появились цветы, а в клетках радостно пели щеглы и канарейки.
Миттель Шнауцер выросла, вышла замуж, нарожала папаше внуков, и умирал он в своей кровати спокойный и радостный, окружённый многочисленной семьёй.
Нет в этой истории серебряных пуль, осиновых кольев и обезумевшего от горя оборотня, рыдающего над растерзанным трупом дочери.
Это хорошая история.

Шнауцер
Шнауцер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*