Про Лестничную

Привезли как-то раз заморские послы для матушки-императрицы диковинный напиток под названием Chocolate. Попробовала она его раз, попробовала другой, да так полюбила, что только им одним завтракать стала.
И вот, однажды, просыпается государыня поутру. Глядит, а посреди опочивальни сидит на полу крохотная девчушка и из чашки тот самый Chocolate ест! Окунает палец и облизывает, окунает и облизывает.
Императрица спросонок понять не может, что происходит? Что это за девчушка?
— Кто такая? – зевает. – Кто пустил?
Та струхнула, затряслась вся. Чашку отставила и к государыне в ножки.
— Не гневайтесь, Ваше Величество, — молит. – Не выдавайте меня.
— Да кто ты? – не поймёт императрица.
— Лестничная я, — тупит глазёнки девка. – За дворцовыми лестницами приглядываю.
— В жизни о таком не слыхивала, — дивится государыня. – И что ж, ты одна их все моешь-метёшь?
— Не служанка я, — вздыхает та. – А, вроде помощницы домового.
Тут императрицу оторопь взяла. Ноги к себе поджала, в одеяло закуталась. Виданное ли дело, с нечистью повстречаться.
— Иди себе с Богом, — шепчет. – И Chocolate забирай. Не нужен он мне.
Ан, нет. Не уходит девчушка. Стоит, с ноги на ногу переминается.
— Сплоховала я, — и смотрит виновато. – Сколько лет верой-правдой… А тут, как начали этот Chocolate каждое утро по лестнице к вам в покои носить, я и не утерпела. Прогонят меня теперь.
— Да кто прогонит-то?
— Понятно кто, — точит та слезу. – Домовой.
Видит государыня, что девка-то и не страшная вовсе. Дитё плачущее-беззащитное всякому жалко.
— Не дам тебя в обиду, — говорит. – Сама буду решать, кто мне во дворце надобен. Но, за это службу сослужишь.
Та, аж засветилась вся. Стоит не шелохнётся.
— Придёт ко мне сегодня Князь — продолжает императрица. — Хочет для сынка своего большой чин при дворе просить. И сам он вор изрядный и сын его туда же. Но, вот беда, отказывать мне не с руки. Сможешь помочь?
— Всё что попросишь, сделаю, — хихикает девчушка. – Встреть его на лестнице, а дальше, сама увидишь…
И вот в полдень, весь в звёздах-орденах, является во дворец Князь. Шёлковым шарфом опоясан, эполеты золотом горят, перстни алмазами сверкают. Со всеми раскланивается, руки жмёт, глазки белёсые жмурит. Ждёт-поджидает, когда государыня к придворным спустится. И только двери покоев отворились – шасть первым к лестнице.
А императрица на две ступенечки спустилась и стоит, улыбается. Князь бегом к ней ручку целовать. Только на лестницу ступил, так нога у него и подвернулась. Грохнулся старый чёрт пребольно, но вскочил.
— Не ушиблись ли, друг мой? – холодно спрашивает государыня.
— Пустяки, Ваше Величество – отвечает и… вдругорядь валится.
Тут уж и придворные перестали шушукаться. Дыхание затаили, с Князя глаз не сводят.
А тот упорный, в перила вцепился и шажок за шажком вверх лезет. Да на середине оскользнулся и кубарем вниз.
— Да уж не пьяны ли вы, князюшка? – усмехается императрица.
Покраснел Князь, хотел опять вверх подняться, но заробел. Так, бочком-бочком к дверям и ухромал. Вышел во двор, влез в карету, да от позора такого прочь уехал.
— Отныне, к завтраку две чашки Chocolate подавать станешь, — повернулась государыня к лакею.
И лебёдушкой вниз по лестнице поплыла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*