Нашего полку прибыло

Мстислав, один из двенадцати сыновей великого Владимира Крестителя, правил в Тмутаракани. Всем хорош был молодой князь. Удал, умён и силой не обделён. Да и земли, если задуматься, ему достались завидные. Зимой тепло, летом с моря прохладный ветерок веет, солнце, фрукты, вино, девушки. Рай, а не княжество. Но, манил юного Мстислава престол града Киева, где правил его брат Ярослав.
— Воссесть бы мне в Матери Городов Русских, — мечтал князь.
— Да, зачем она тебе? – недоумевали воеводы. – Людей у нас немного, не совладать с дружиной ярославовой.
Но, того было не удержать. Свёл дружбу Мстислав с соседями – ясами и касогами. Уговорил дать ему воинов. Посадил на коней свою дружину и отправился на север, добывать «золотого стола киевского».
— Что, воеводы, — указывает князь на войско, — прибыло нашего полку?
— Прибыло, — вздыхают те, вспоминая покинутые пляжи, фрукты, вино и девушек…
На реке Листвене их уже ждали киевские ратники, и Мстислав немедленно бросил в бой отряды ясов и касогов. Визжа и размахивая кривыми саблями, погнали они коней на ярославовы полки, да там головы и сложили. Огляделся Мстислав, один он остался со своей дружиной.
— Ждите меня здесь, — приказал воеводам. Пришпорил жеребца и поскакал прямиком в лагерь к Ярославу.
— Пошто явился? – нахмурился брат.
— Поблагодарить тебя хочу.
— Это за что же?
— Видишь ли, не стало мне житья от этих ясов и касогов. Хитрые, жадные, лица какие-то неприятные, говорят не по-нашему. Вот они у меня где, — Мстислав провёл ладонью по горлу. — Ну, и привёл их к тебе на погибель. Самому-то было не управиться.
— Что ж не предупредил? – растерялся Ярослав.
— Моя вина, — вроде как даже покраснел братец. – Уж, не обессудь. Сглупил.
— И, что же дальше?
— Как что? – рассмеялся Мстислав. – Назад поеду, в Тмутаракань. Хорошо у нас там, солнце, фрукты, вино, девушки.
Обнялись братья, поклялись в вечной дружбе и расстались.
Вернулся Мстислав к дружине.
— Поворачиваем домой, — говорит. – Я всё уладил. Ярослав на нас зла не держит…
Так и закончился этот странный поход.
Киевский князь так до конца жизни и не понял, чего от него хотел брат.
Мстислав успокоил себя, мол, что Бог не делает – всё к лучшему.
Воеводы подивились, но решили в княжеские дела не лезть.
А, уцелевшие ясы и косоги сложили песни о великом походе на север.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*