Молодая жена – 2

Солнечный зайчик, проскользнув в щель между портьерами, защекотал нос Софьи Андреевны. Она чихнула и проснулась. Зевая, сунула босые ноги в мужнины турецкие туфли с загнутыми носами, вышла на крыльцо. Прикрываясь от слепящего света ладошкой, огляделась. Лев Николаевич, вставший по обыкновению, рано, дремал в кресле качалке под яблоней. Ветер перебирал страницы лежащей на траве книги. В ногах покоилась не начатая бутылка вина. Софья Андреевна удовлетворённо отметила про себя, что супруг наконец-то избавился от старого засаленного халата и сейчас одет в светлые кавалерийские лосины и батистовую рубаху. Подбородок гладко выбрит, а вымытые волосы аккуратно расчёсаны. Скинув туфли, она, крадучись, направилась к нему стараясь ступать, как можно бесшумно. Обойдя спящего, Софья Андреевна на мгновение замерла, прислушиваясь к его ровному дыханию.
— Читал сейчас Цезаря. «Записки о Галльской войне», — внезапно произнёс Лев Николаевич, не открывая глаз.
Софья Андреевна от неожиданности вздрогнула и чуть присела, но тотчас, рассмеявшись, обняла мужа за шею.
— Заскучал, — как ни в чём ни бывало, продолжал супруг, — и неожиданно для себя понял, что абсолютно счастлив. А, главное, собираюсь прожить с этим чувством весь остаток жизни.
Он помолчал.
— Продолжай, — шепнула ему на ухо Софья Андреевна.
— Посуди сама, — Лев Николаевич сел поудобнее, — Избежал пули абрека на Кавказе. Силистру штурмовал. Выстоял на бастионах Севастополя. Покутил славно, но чести своей нигде не уронил. Здоров, как бык, даже зубы никогда не болели. Долгов не имею. Состояние пусть не приумножил, но денег ещё и правнукам останется. И, самое главное, женат на прекраснейшей из живущих на свете женщин.
— И, что же дальше? — притворно серьёзно наморщила лоб Софья Андреевна.
— Не знаю, — беззаботно развёл руками Лев Николаевич. – Ничего больше не хочу.
— Тогда, может быть, вашему сиятельству, пришло время засесть за мемуары?
— Уволь, mon ange, — расхохотался граф. – Что бы гроза турок и французов, артиллерийский поручик Толстой пером скрипел? Не бывать такому!
Он подхватил стоящую на земле бутылку вина, с силой хлопнул ладонью по донышку и зубами лихо выдернул пробку.
— Выпьем за сегодняшнее прекрасное утро! За счастливую жизнь и блаженное безделье!
— Ура! — Софья Андреевна захлопала в ладоши.
— Недурная мысль, писать Лёвушке мемуары, — думала она, глядя, как муж пьёт вино из горлышка бутылки. – Вреда от этого уж точно не будет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*