avv

Миниатюрный пудель

Весной пудель Семён отрастил пару кожистых крыльев и улетел жить на колокольню. Вернулся он только к октябрю, исхудавший и задумчивый.
— Надоело, — объяснял он. – А сначала даже нравилось. Днём спишь, а после заката над кладбищем паришь, припозднившийся народ пугаешь. В том месяце, помню, высмотрел с крыши тётку, завыл и полетел прямо на неё. Так она со страху сумки побросала и бежать. А в сумках! И колбаса, и рыбка, и полкурицы. Так наелся, что еле взлетел, и спал потом суток двое…
Пудель вздохнул, грустно улыбаясь своим мыслям.
— Врать не стану и поголодать приходилось. Что там на кладбище? Венки, да цветы пластмассовые. Одна радость — крашенки на Пасху. Крыс, конечно, навалом, но, кто знает, чем они там питаются? Брезговал.
Семён некоторое время молчал.
— Да и не телесной пищи я алкал. Думается там хорошо, привольно. За ночь налетаешься, сядешь, бывало, перед самым рассветом на колоколенке, и размышляешь. О себе, о людях, о судьбах, о нитях нас связующих. Вот перезимую и опять туда…

миниатюрный пудель
миниатюрный пудель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*