Мартышкин труд

Морякам без везения никак не возможно. Потому что, флот это флот…
Всем гардемаринам первого 1720 года выпуска пришлось держать экзамен лично перед государем. Как оказалось, отроки, прошедшие обучение в военно-морских школах Франции, Испании и Англии вполне сносно владели теорией, однако о непосредственном хождении по морю имели лишь туманное представление.
— А не послужить ли вам, дети дворянские, простыми матросами? — Пётр, облачённый в голландские штаны пузырями и простую рубаху, прохаживался перед строем. – Отведаете линьков, палубу подраите, глядишь, толк-то и выйдет.
Меньшиков, следующий за царём, ободряюще подмигивал растерянным молодцам, мол, где наша не пропадала.
— Лясы точить мне с вами недосуг, потому экзамен будет один на всех, — Пётр усмехнулся. — Я про то действо от португальских моряков ведаю. Объясни отрокам, Данилыч.
И Меньшиков, с притворной бодростью, поведал, что экзамен – сущий пустяк. На судно, стоящее сейчас у причала, будет выпущено три обезьяны. Гардемарин, изловивший сего зверя, немедленно производится в офицеры, а его товарищи становятся мичманами Российского флота. Выпуск, оставшийся без добычи, опять отправляется на учёбу, но уже за родительский счёт. По возвращению их ждёт то же испытание.
Первым, сумевшим схватить удачу за длинный хвост, оказался гардемарин Артемий Толбугин (впоследствии дослужившийся до чина контр-адмирала). Изрядно покусанный, он сорвался в воду с мачты, намертво прижав к груди, визжащую обезьяну.
Смеющийся Пётр обнял Толбугина и, троекратно расцеловав, вручил патент лейтенанта…
После этого знаменательного экзамена, обучение в военно-морской школе и получило шутливое название «мартышкин труд».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*