Ирландский волкодав

С годами ирландский волкодав Альфред приобрёл отвратительную привычку брюзжать после ужина и задавать бесконечные риторические вопросы. Первое время я пытался отшучиваться, но, в конце концов, просто перестал отвечать. Впрочем, Альфред и не стремился к беседе. Ему было вполне достаточно, что он разговаривал не сам с собой, а апеллировал ко мне.
— Кто объяснит, почему меня называют Волкодавом? Я, что, должен «давить волков»? Догонять, гукаться сверху и давить? Бред какой то! Почему спаниеля не называют «Уткодавом», а гончую «Зайцедавом»? Да, я готов сразиться с волком, хотя это и выглядело бы глупо в мои годы. Извольте заметить — сразиться! Вступить в бой, а не начать давить. Я, силён, изящен, мускулист. Зачем тут это оскорбительное «дав»? Я, кстати, несколько раз видел волков. Красивые и опасные животные. И о них говорят – «зарезал овцу», а не задавил! Могли бы и меня назвать не Волкодавом, а Волкорезом. Впрочем, это тоже звучит вульгарно, похоже на «Волкогрыз». Фу!.. Да, как получишь имечко, так и несёшь его всю жизнь. Помните, как у Николая Васильевича: «…и если наградит кого словцом, то пойдёт оно ему в род и в потомство…». Вот попался бы мне на зуб этот языкотворец.
Затем Альфред переходит к старым добрым временам: когда пища была куда вкуснее, а погода теплее. Затем его бурчание становится всё невнятнее, он всё чаще позёвывает, и, в конце концов, засыпает.

Ирландский волкодав
Ирландский волкодав

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*