avv

Голубой лейси

Ранней весной 1874 года юный Бенджамин Лейси вышел из своей Нью-Йоркской конторы растерянный и одновременно окрылённый. Босс, полковник А. Браун, вызвал его в офис и сделал предложение, которого Бенджи ждал уже несколько лет – занять место управляющего чикагским филиалом.
Долгожданное место управляющего сулило такие блага, от которых просто захватывало дух. Однако путь к счастью, как всегда, вёл через испытания. Неделю назад, на деловой встрече с постоянным клиентом агентства «Pinkerton Inc», полковник услышал о существовании на Дальнем Западе удивительных синих собак. Гость, блестя глазами, увлечённо рассказывал об их уме, свирепости, выносливости и первобытной грации. Полковник, ярый собачник и охотник, словно помешался на этой загадочной породе, и вот сегодня вызвал Лейси к себе. Суть его предложения была проста. Или Бенджи до глубокой старости трудится старшим приказчиком, или немедленно отправляется на Запад, разыскивает пять-шесть синих собак и возвращается уже в должности управляющего…
Через семь дней Лейси, одетый в дорожное пальто, выходил из вагона на конечной станции с непроизносимым индейским названием. Как он и ожидал, расспросы местных ни к чему не привели. Впрочем, Бенджи и не верил в столь быструю удачу. Отправив телеграмму в Нью-Йорк и дождавшись почтового фургона, юноша продолжил свой путь…
Это лето стало для Лейси временем испытаний. В маленьких, пыльных городках, зачастую состоявших из магазина-склада и гостиницы, его восточный акцент вызывал недоумение, а вопросы о синих собаках – подозрения или насмешки. Переночевав в очередном негостеприимном городе, Бенджи двигался дальше. Он привык спать в палатке, на заброшенных фермах и просто под открытым небом, привык питаться сушёным мясом и сухарями. Первый месяц ему ещё снился Нью-Йорк, контора, полковник за своим столом, но со временем сны покинули его. Заходило солнце, и Лейси проваливался в чёрную яму, что бы наутро проснуться и продолжить путь. Однажды он вдруг испугался, поняв, что забыл, для чего пустился в путешествие…
В первые дни осени в приграничном, наспех построенном форте, Бенджи показали дряхлого проводника индейца, который довольно сносно понимал английский. Это был первый встреченный им человек, который на вопрос о синих собаках уверенно кивнул головой и показал рукой на запад. Наняв старика за десять долларов и пообещав, в случае удачи, серебряные часы, Лейси двинулся дальше. На второй же ночёвке проводник исчез, а утром появились индейцы. Пятеро краснокожих всадников неспешно подъехали к лагерю, связали Бенджи руки и погнали впереди себя.
Спас его, отряд рейнджеров, охотившийся на конокрадов. Не вступая в переговоры, солдаты открыли огонь, и индейцы, забыв о пленнике, бросились врассыпную. Рейнджеры и рассказали Лейси о таинственных собаках. Во время военных походов местные краснокожие раскрашивали своих псов голубой глиной, что по поверьям придавало им сил, и пугало врагов. Мало того, потрясённые рассказом о его злоключениях, рейнджеры сделали изрядный крюк, что бы навестить знакомого охотника на бизонов, у которого Бенджи и купил пять искомых индейских собак…
К железнодорожной станции Лейси и его псы вышли уже по первому снегу. Поручив животных мальчишке, работающему при гостинице, Бенджи принял ванну и лёг спать. Утром, из-за сильного жара, он не смог встать с кровати. Местный доктор констатировал воспаление лёгких. Три дня больной провёл в бреду и умер в полдень. Перед смертью он пришёл в сознание, попросил бумагу и написал отчёт для полковника.
Собак и последнее письмо Бенджамина Лейси доставил в Нью-Йорк какой-то охотник…

Голубой лейси
Голубой лейси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*