avv

Фарфоровая гончая

В середине мая старшее поколение уезжало жить на дачу до осени.
— Водичка колодезная, воздух, яйца настоящие, картошечку посадим, — трещала без умолку Клавдия Ивановна, вручая ключи от городской квартиры внучке Наталье. – Вам, молодым, таких вещей ещё не понять. Так, что живите тут и, смотрите, — это она уже Натальиному мужу Борису, — не хулиганьте, соседи у нас люди нервные.
Наталья с супругом честно кивали и преданно смотрели в глаза. Хозяйка, шумно дыша, стала спускаться по лестнице.
— Натусик, одна просьба, — муж Клавдии Ивановны наклонился к уху племянницы и что-то прошептал ей.
— Что он сказал? – подмигнул жене Борис. – Поливать любимый кактус?
— Не трогать какую-то собачку в книжном шкафу, — беззаботно рассмеялась Наталья.
— Не трогать собачку, собачку-кусачку! – радостно завопил супруг и закружился по комнате. – На пять месяцев у нас своя квартира!
— И собачка, которую нефиг трогать, — откликнулась Наталья, распахивая стеклянные дверцы шкафа.
Там, действительно, стояла фигурка гончей.
— Никому не говори, — заговорщицки подмигнула ей Наталья и поцеловала в чёрный фарфоровый нос…
Вечером у Бориса разболелся зуб. К ночи боль стала невыносимой и пришлось ехать удалять его в дежурную поликлинику.
— Чёртова фобака, — прошепелявил муж, когда они вернулись домой. Он верил в чёрных кошек, цифру тринадцать, упавшие ложки и прочие приметы.
— Собачку, долой! – бодро откликнулась Наталья и, подойдя к шкафу, повернула фигурку носом к книжным корешкам.
Через час с потолка потёк кипяток. Соседей сверху дома не оказалось. Вызывали МЧС, слесарей, участкового, носились по квартире с тазами и тряпками.
— Но мы же в этом не виноваты, — устало плюхнулась в мокрое кресло Наталья, когда всё закончилось.
— Фобака. – Борис мрачно указал на повёрнутую к ним хвостом фарфоровую гончую. – Фука!
Наталья, задумчиво, опять развернула собаку мордой к себе и осторожно подышала на неё, сдувая пыль. Ночью, несмотря на усталость, она не могла уснуть.
— Она смотрит на нас, — прошептала Наталья мужу.
— Накрой её чем-нибудь, — так же шёпотом ответил Борис.
На собаку бережно накинули носовой платок. Заснули только на рассвете, а в семь утра пришла SMS. Наталье сообщали, что она только что сняла все деньги с кредитки. Кошмар продолжался!
— Убью фкотину! — ревел Борис, размахивая молотком.
— Не смей, идиот! – оттаскивала его от шкафа Наталья.
Напуганные их криками, нервные соседи вызвали милицию…
Вечером, проклиная всё на свете, измученные супруги ехали в пригородной электричке на дачу к Клавдии Ивановне.
— Собачка, – с порога, обречённо, выдохнула Наталья. – Мы трогали собачку!
— Натусик, какую собачку, — муж Клавдии Ивановны выпучил глаза.
— Ту, которая в книжном шкафу. Которую вы просили не трогать, — по-детски заревела Наталья.
— Да, заначку! Я просил не трогать заначку! – рассмеялся тот. – У меня коньячок за книжками припрятан.
— Коньячок? — простонал Борис, и устало сполз по стене на пол.

Фарфоровая гончая
Фарфоровая гончая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*