ДАМОКЛОВ МЕЧ

Уже в который раз Дионисию, царю Сиракуз, доносили, что его любимец и фаворит Дамокл жаждет захватить власть и воссесть на троне.
— Дураки, — посмеивался Дионисий. – Дамокл предан мне, как собака. Просто мечтает человек о престоле. Понимаете, мечтает. Одни хотят получить бессмертие, другие стать властителями морей, а этот – править. Считает, бедолага, меня наисчастливейшим из смертных. И царствовать хочет не в Сиракузах, а вообще. Абстрактно.
— Государь, — понимающе кланялись слуги, — но он примерял корону, сидел на троне.
— Да ну вас, — отмахивался Дионисий.
Тем не менее, с Дамоклом поговорил. Но тому, как с гуся вода. Хочет человек в цари и всё тут. Хотя и понимает, что желание его неосуществимо.
Другой бы на месте Дионисия озлился, но он, слава Богу, понимал, что Дамокл ему зла не желает и любит, как старшего брата.
Думал царь, думал и решил любимцу своему наглядно доказать, что не такое уж и счастье правителем быть.
Приказал Дионисий в тронном зале столы накрыть, да позвать на пир всю городскую знать. В углу же посадил писца, что бы тот записывал всё что произойдёт. Для истории.
Собрались гости, славят царя.
— Погодите, — молвит Дионисий и незаметно знак писцу подаёт, мол, начинай. – Решил я на сегодняшний вечер от власти отречься и передать её своему ближайшему другу Дамоклу.
Смеются гости, царской шутке. А тот берёт Дамокла под руки и ведёт к трону.
— Садись, — говорит, — и правь. До утра ты теперь Сиракузский царь.
Оторопел Дамокл, но видит, правитель серьёзен. Плащ ему свой на плечи набросил, корону на голову надел.
Сел Дамокл на трон. Глаза блестят от слёз радости. Поднимет руку, гости почтительно замолкнут. Молвит слово, все внимательно слушают, да кивают согласно.
Писец всё старательно записывает, даже наброски на пергаменте успевает делать.
Тут Дионисий и спрашивает, — Порадовал я тебя, друг мой верный?
— Благодарю тебя, — отвечает Дамокл. – Сегодня я счастливейший из смертных.
— Ну, раз так, — заговорщицки подмигивает царь, — то посмотри-ка вверх.
Поднял глаза Дамокл, а над ним, под самым потолком на конском волосе меч привязан. И нацелен остриём прямо ему в темя.
— Вот, на таком, брат, месте ты восседаешь, — смеётся Дионисий. – Каждое мгновение жди, что лопнет волосок и всё. Нет тебя. И ты здесь только на вечер, а мне весь остаток жизни на этом троне быть. Видишь теперь, как за власть расплачиваться приходится?
Говорит специально, не спеша, что бы писец всё успел записать слово в слово.
— Да, неужто ты считаешь, — отвечает Дамокл, — что только над троном такой меч висит? И надо мной такой есть, ведь, сколько людей жаждут на место твоего любимца попасть. И над военачальниками твоими, и над советниками, и над слугами по мечу. Да, что там говорить, даже над последним крестьянином, что сейчас в поле пашет, свой меч подвешен. Ведь, не ровён час, нападут на Сиракузы враги, так его первым за мешок зерна порешат. И мечи эти все одинаковые, ни больше, ни меньше твоего. Не обессудь, государь, но уж в такие времена нам жить выпало.
Покивал согласно Дионисий, похлопал в ладоши. Затем подошёл к писцу, вырвал у него пергамент и в клочки изорвал…

One thought on “ДАМОКЛОВ МЕЧ”

  1. То было в древние годины
    Царь сицилийский пир созвал.
    Встряхнув волос своих седины,
    Он фаворита подозвал.

    «Дамокл, друг, присядь в моё ты кресло,
    Ни яств и ни вина ты не гнушись.
    Возьми гетеру, обними ей чресла
    И нежною усладой упоись.»

    Дамокл сел на царственное место
    И был готов предаться кутежу,
    Но настроение его сменилось резко.
    И здесь я к главному в рассказе подхожу.

    На конском волосе, от солнца блик пуская,
    Над головой его качался острый меч.
    От страха сам себя не ощущая,
    Промолвил он – «Чем мог я гнев навлечь?»

    «Ты в лестных рассуждениях со мною
    Не раз посмел завидовать царю.
    Я тебе тайну царской жизни вскрою
    И расскажу тебе о ней как на духу.

    Я свой народ поборами замучил
    И новые налоги всё вводил.
    Я закрома свои богатствами навьючил.
    В своём дворце я вдоволь ел и вИна пил.

    Я был в осаде граждан недовольных.
    Друзья советовали власть с себя сложить
    И прикрываясь тьмою улиц стольных,
    Пробравшись к берегу, в морскую даль отплыть.

    Но я увидел, как мясник из лавки
    Забил быка одним ударом топора.
    Нет, не дождутся от меня отставки,
    Как этот бык, тогда паду и я.

    Не стыдно ль мне, паденья убоявшись,
    От долгой власти самому уйти.
    Я к ней всю жизнь, галопом мчавшись,
    Не соблюдал не правил не пути.

    Я, реки крови проливая,
    На верх всходил по головам.
    Своих врагов я побеждая,
    Себя причислил к божествам.

    Но где бы не был я и что бы я не делал
    Такой же меч над головой моей висит
    Напоминая мне, что я наделал
    И тех, кого никто не воскресит.

    Мне каждый шорох каждое мгновенье
    Из-за кустов или колонн дворца
    Несёт отвратное предубежденье
    — Не миг ли это моего конца?

    Ты должен правду знать, Дамокл
    — Жизнь государя почестей полна,
    Но очень часто жизнь его зависит
    От волоса из конского хвоста.»

    Кто чует меч над головой виновной,
    Тому не в радость яства и вино,
    Ни злата звон, ни месть в обиде кровной
    Сна не вернут душе встревоженной его.

    Но, мирный сон не чужд убогой кровле.
    Тот тем, что есть, доволен, спит под ней.
    Он в отношениях с царём не будет ровней,
    Но и кровавых нет за ним теней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*