Большой швейцарский зенненхунд

Каждый из нас, так или иначе, слышал о Вильгельме Телле. Сразу на память приходит Швейцария, борьба с захватчиками, отважный лучник, ребёнок, пронзённое стрелой яблоко. Но, никто никогда не вспоминает о большом швейцарском зененхунде! А, ведь без него не было бы этой истории. Именно он дал толчок череде событий, впоследствии воспетых Шиллером и Россини.
Однажды, некий охотник В. Телль из городка Альтдорф, решив, что его профессия приносит больше неудобств, чем прибыли, сменил вид деятельности став часовщиком. Надо сказать, что все Телли славились своей мастеровитостью и усидчивостью. Родственники помогли Вильгельму открыть маленькую мастерскую, снабдили необходимым инструментом и обеспечили первыми заказами. Наш герой повесил на стену лук и колчан, посадил на цепь верного зенненхунда и заперся в мастерской. И вот, день за днём, бывший охотник, дитя лесов, полей и гор, при помощи пинцета и лупы собирал часовые механизмы. Не сказать, что бы новая работа его радовала, однако деньги приносила исправно. Время от времени В. Телль бросал свои щипчики-пинцетики и самозабвенно колол дрова, бегал по двору или орал на семью — разряжался.
Естественно, что в мастерскую вход был закрыт для всех, ведь, даже лёгкий сквозняк мог разметать крошечные колёсики и пружинки.
И вот, в один судьбоносный день, сын Вильгельма принёс отцу обед. Поставив кастрюльки на подоконник, мальчик вышел во двор, забыв плотно затворить дверь. Этим не замедлил воспользоваться верный зенненхунд, тотчас ворвавшийся в мастерскую. В пару прыжков пёс оказался у верстака и, положив на него лапы, принялся вылизывать лицо хозяину. Часы, детали механизмов, инструменты – всё полетело со стола. Побелевший от ярости Телль выбежал во двор.
-Ты, — задыхаясь от ярости, заорал он на сына, — ты не закрыл дверь!
— Майн готт, — вдруг послышалось рядом. – Мастер часофф должен арбайтен. Нихт шпилен киндер! Где есть мой хронометр, дуракк?
За спиной Вильгельма Телля, покачивался в седле его заказчик, ландсфохт Геслер, наместник. Двое солдат, посмеиваясь, глядели на часовщика со своих коней. Экс-охотник, ни слова не говоря, вернулся в дом, а через мгновение появился на крыльце уже с луком в руках. Также молча он натянул тетиву и, не целясь, выпустил три стрелы. Геслер и один из солдат умерли мгновенно, третий же, полз по камням мостовой, хрипя пробитым горлом.
— Сынок, — Телль, потрепал сына по плечу, — всегда закрывай дверь в мастерскую.
Затем, закинул лук за спину, сел на лошадь наместника, свистнул зененнхунда и ускакал в горы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*