Из писем А. А. Аллендорфа к супруге Л. В. Гаркушевской

8 мая 1912 г.
Сегодня, на другой день твоего отъезда, в Москве началась жаркая погода. Когда я вышел из Управления, градусник на солнце показывал ни много, ни мало, как 34. Каково? Во всяком случае, я очень рад, что дети и ты не вынужденно сидят в Москве и глотают московскую пыль и обоняют московскую вонь.
Кухарке выдал расчёт и она уехала.

9 мая 1912 г.
Сегодня я получил опять большое разочарование, именно – официальное уведомление, что Р. утверждён. Случись это месяца три тому назад, ни звука не сказал бы. А теперь обидно! Не везёт мне по службе – теперь я в этом уже открыто признаюсь. Главное. Что всё-таки я старался, поэтому ещё более обидно. Но, Бог не выдаст, свинья не съест. Будем стараться дальше.
От грусти в 3 ч. дня (сегодня праздник) поехал на выставку собак в зоологический сад. Первое, что я там встретил: это Юлия Владимировна с Нонной и своей сестрой Ек. Вл. Они меня, впрочем, не видали. А тут, как раз, мне навстречу шёл Мамонтов Всеволод Саввич* и начал меня расспрашивать, я не успел их окликнуть. Юлия Владимировна была в твоей соломенной шляпке. К ней идёт.
*Мамонтов Всеволод Саввич (1870-1951). Третий сын Саввы Ивановича Мамонтова

File1305

10 мая 1912 г.
Сегодня я сделал много дел: был на почте, получил деньги от Л. (3276 р. 67 к.) Был в банке; у Мозера* отдал поправить часы; ездил в казначейство внести квартирный налог; был у попечителя округа насчёт ускорения высылки бумаг; был в управлении Виндавской дороги** у Старицкого насчёт того, нет ли у них чего-нибудь подходящего. Он блестящих предложений не сделал, но сказал, что для меня всегда у него найдётся, если почему-либо я решу расстаться с Курской. Поживём – увидим.
* г. Москва, ул. Ильинка, 14-1
**Проходит по маршруту Москва — Ржев — Великие Луки — Елгава (Митава) — Вентспилс (Виндава).

13 мая 1912 г.
Сегодня я с утра был на вокзале и отправлял дополнительные поезда. Погода чудная и жаркая. Пол-Москвы двинулось за город. До обеда уехало больше 50 000 человек. Всё больше в Царицыно и Ново-Гиреево.

14 мая 1912 г.
Сейчас звонила мне по телефону Юлия Владимировна и говорила, что на городской станции ей сказали, что очень трудно получить билеты, что она не знает, что ей делать, что она не может выехать, так как нет билетов, и поэтому не ручается, что выедет ли она и т. д. Ужасная балаболка! Я решил ничего не предпринимать. Удивительная беспомощность! Все люди ездят, выезжают и т. д., а ей всё подай готовенькое!
Сегодня был открыт новый почтамт*. Внутри, по-видимому, очень хорошо. На днях туда зайду.
*Мясницкая улица, 26

16 мая 1912 г.
В Петербурге я пробыл всего один день. Погода была очень жаркая, так что Петербург был во всём своём блеске. Но, представь себе, мне он показался каким-то мрачным, что-то преступное в нём всегда мерещится. Каким-то Гилевичем* от него пахнет.
Был я с 12 ч до 5 в министерстве, где встретил много знакомых и время провёл с приятностью.
В летнем Саду фигуры Дианы и Венеры заново отремонтировали, играет музыка и я с удовольствием походил там.
На Невском много нарядных дам, но почти все, что удивительно, иностранки: все бонны – немки или французские m-lle.
Привёз из Питера конфект. Посылаю бандеролью только что полученный «Светлячок»** для Шуры и Киры.
*Гилевич Андрей в 1909 г. убил и зверски изуродовал труп студента, ради получения денег по страховому полису.
**Детский журнал, издающийся с 1902 года

18 мая 1912 г.
Вчера я провожал Юлию Владимировну с сестрой и Катей. Её беспомощность заставила меня заказать ей места и, во избежание недоразумений, самому получить билеты.

22 мая 1912 г.
Меня очень радует, что дети поправляются. Я надеюсь, что пребывание на юге и тебе полезно, и, может быть, ты пополнеешь немного, что тебе следовало бы.

24 мая 1912 г.
Звонила наша бывшая Fräulein и сообщила, что она нашла тебе хорошую кухарку и сказала ей, что бы явилась к нам в конце августа.
Дом рядом с нами начали строить. Крайне неприятно!

26 мая 1912 г.
Москва вся разукрасилась*, везде по трамвайным столбам и фонарям – флаги, стяги и транспаранты. На домах вензеля и гирлянды. На сами торжества я идти не думаю, хотя есть возможность получить билеты. Москва наводнилась теперь всякими приезжими: много гвардии из Петербурга, всякого рода делегации с окраин и т. д. Вся мясницкая усыпана толстым слоем песка.
Романченко нанял квартиру в здании Метрополя (как раз в самом центре москвы) во втором этаже за 2 000 руб. По моему. Очень дёшево что-то. И говорит, семь комнат очень удобные. Но я сомневаюсь что-то.
*Приезд Государя Императора с семьёй в Москву на открытие:
— (рядом с храмом Христа Спасителя) памятника Александру III работы скульптора А. М. Опекушина. Монумент был возведён на народные пожертвования и снесён в 1918 году во исполнение декрета «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг»
— музея изящных искусств имени императора Александра III (впоследствии — Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина)

28 мая 1912 г.
Я сейчас только вернулся с вокзала, где был сегодня с 8 ч. утра. Встречали всё разных чинов. Приехал в 9 ч. 10 мин. наш министр Рухлов*, военный советник Сухомлинов**, земледелец Кривошеин*** и государственный контролёр Харитонов****. В 1 час дня пришёл свитский поезд «Б», который у нас и высаживался. В 2 часа дня пропускали императорский поезд «А», который тихим ходом прошёл на Императорский Павильон*****. В окно я видел государя и двух великих княжён. Вся площадь перед Курским вокзалом была уставлена фурами «Ступин и К», в которых повезли вещи во дворец.
Если бы я не устал так сильно, то поехал бы в кремль или вообще в город.
*Сергей Васильевич Рухлов (1852 — 1918) Русский государственный деятель, министр путей сообщения (1909—1915), член Государственного Совета, действительный тайный советник.
**Влади́мир Алекса́ндрович Сухомли́нов (1848 — 1926) — русский генерал от кавалерии, военный министр.
***Алекса́ндр Васи́льевич Кривоше́ин (1857 – 1921) — российский государственный деятель. Главноуправляющий земледелием и землеустройством.
****Пётр Алексе́евич Харито́нов (1852 — 1916) — государственный деятель Российской империи, крупный чиновник, министр
***** Москва-Каланчёвская — железнодорожная станция в Москве на Алексеевской соединительной линии.

03

30 мая 1912 г.
Посылаю тебе твои снимки. Все 6 довольно удачны, так что я заказал ещё по 1-му экземпляру напечатать. Снимаешь ли ты в деревне?
Вчера за этими снимками на Петровку я отправился со службы в 5 ч. на трамвае. Но доехать удалось только до Ильинских ворот. Дальше пускали только пешком, так как ожидали проезда Государя, который был в женском дворянском Институте у Красных ворот. Итак, от Ильинских Ворот до Kodak на Петровке шёл пешком. Оттуда поднялся вверх до бульваров и хотел ехать трамваем «А». Но оказалось, что «А» ходит только до Трубной площади, а дальше ни проезда, ни прохода нет. Пошёл себе тихо, в надежде, что, когда доберусь до Мясницкой, то проезд уже состоится, но перед Мясницкими Воротами в несколько рядов были проведены верёвки. Мне удалось ласковыми разговорами с полицией проникнуть через три ряда верёвок и очутиться на самой Мясницкой против Гусятниковского переулка. На тротуаре стоял всего один ряд публики, но перейти через улицу пристав ни в коем случае не разрешил, и пришлось ждать минут 20, пока не показался автомобиль Государя. Он ехал в открытом автомобиле с наследником, двумя княжнами и государыней. За ним Мария Фёдоровна* в закрытом, потом Александр Михайлович с Ксенией**, Николай Николаевич***, Константин Константинович**** с сыновьями и т. д. и масса придворных экипажей.
Благодаря этому проезду, обедать я сильно запоздал.
Государь совершенный блондин, даже не шатен – светлее меня.

* Мария Фёдоровна (1847-1928) мать императора Николая II.

**Великий князь Александр Михайлович (1866-1933) — российский государственный и военный деятель, четвёртый сын великого князя Михаила Николаевича и Ольги Фёдоровны, внук Николая I.
Ксения Александровна, старшая дочь Александра III, родная сестра Николая II.
***Великий князь Николай Николаевич (Младший), (1856-1929) — первый сын великого князя Николая Николаевича (старшего) и великой княгини Александры Петровны, внук Николая I.
****Великий князь Константин Константинович (1858-1915), внук Николая I.

1 июня 1912 г.
В квартире у нас всё благополучно: вот только моли порядком. Преимущественно в занавесках в спальной и в портьерах. Ремонта пока никакого не делал; управляющий всё видимо ждёт моего приказания, а я как-то не особенно тороплюсь, в надеждах, что успею. Он предлагал добавить печи, но я пока не соглашаюсь. Этим можно испортить вид комнат.
Велел позвать монтёра с завода, что бы с ним поговорить.

3 июня 1912 г.
Завтра я уезжаю на съезд в Петербург по зимнему расписанию. Придётся пробыть там, пожалуй, не менее двух недель.
Ваня Поливанов с Лилей и двумя девочками уезжают сегодня со скорым на Каспий. Лида перешла в 8-й класс с золотой медалью, Оля — с серебряной. Ваня очень гордится.

5 июня 1912 г.
В Петербург приехал в 9 часов утра и почему-то решил остановиться в Hotel Dagmar. Гостиница чистенькая, но старомодная и номера страшно маленькие. Вообще. Конечно, самое лучшее в Петербурге останавливаться в Европейской. Есть ещё Северная, да она очень далеко от мест наших заседаний. Съезд происходит на углу Екатерининского канала и Невского, там, где раньше помещался Волжско-Камский банк.* Съехались представители всех дорог и очень интересно обмениваются мнениями. Я на этот съезд отправился в качестве заместителя Сергея Филипповича Романченко.
Петербург, как всегда встретил холодом и сыростью, так что, в суконном костюме – как раз.
*Скорее всего, это «Дом Книги» или «Дом Зингера»,

7 июня 1912 г.
Я вот уже третий день в Петербурге и, по-прежнему, не нравится мне этот город. Вот и солнце светит, но совершенно не чувствуешь лета. Холодно, сыро и как-то неприятно.
Сегодня я был в нашем старом доме: заехал к И,, что бы продул мне ухо, а то в Питере от насморка, опять заложило. Швейцара Александра уже нет, вместо него какой-то латыш. И. меня сразу узнал и был очень любезен. Сказал. Что они очень жалеют, что мы уехали, так как теперь там поселились Рубахины, у которых по вечерам постоянные оргии, шум, гам и т. д. И. по этому поводу часто вспоминает таких приятных жильцов, как мы. Цены на квартиры хозяйка подняла чуть не в полтора раза. У Остен-Сакенов случилось несчастье. Они отправили недавно девочку вперёд в деревню с бонной. Там девочка внезапно заболела скарлатиной и умерла до их приезда. Это ужасный случай!
Старший дворник тот же. но я его не видел.
Вообще, в Петербурге цены на квартиры значительно поднялись.

9 июня 1912 г.
В Петербурге мне не очень нравится, главным образом из-за погоды. Дожди почти беспрерывно идут.
Снимки, которые ты прислала, мне очень понравились. Я тоже нахожу, что Кира похудела в деревне и, кажется. выросла.

12 июня 1912 г.
Мне кажется, что самое лучшее и правильное было бы купить имение с усадьбой именно в Екатеринославской губернии. Может быть, поручить подыскать что-нибудь подходящее какому-нибудь Екатеринославскому коммерсанту, потому, что, сидя в Москве, самому заниматься этим нет возможности.
Сегодня день жаркий, чему я очень рад и впервые за целую неделю моего пребывания здесь я надену китель.

14 июня 1912 г.
Дела тут затягиваются. Неприятнее всего, что находишься в полной зависимости от своих соседей: то Южная дорога не даёт своих данных, то Николаевская запаздывает. На будущей неделе придётся окончательно подписывать схему движения поездов и согласовывать её с почтовым, тюремным и военным ведомствами. Ввиду некоторых трений у меня с представителем почты и телеграфа, «почтовый генерал» сильно вспылил и, наверное, будет высказывать свои особые мнения.

16 июня 1912 г.
Сегодня утром приехал из Петербурга, что бы отдать нужные распоряжения. В квартире у нас всё благополучно, никаких перемен без меня не было, да и не могло быть.
Вчера, между Любанью и Петербургом, наш поезд застигла такая гроза с ливнем, что я даже испугался. Деревья выворачивало и бросало, молнии беспрерывно сверкали, от туч в вагоне было темно, как ночью. Поезд дважды останавливался.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*